МОСКОВСКАЯ ЕПАРХИЯ г. Москва
Русская Православная Церковь
Адрес: 119034 Россия, г. Москва, Чистый пер., д. 5 (ст. м. «Кропоткинская»).
E-mail: mos@patriarchia.ru (редакция); mge@patriarchia.ru (канцелярия).
Тел.: +7 (495) 637-23-40. Факс: +7 (495) 637-25-04.

Карта

Комментарий руководителя Юридической службы Московской Патриархии относительно законопроекта об особом порядке контроля за деятельностью религиозных организаций

9 декабря 2014 года на заседании Комиссии при Правительстве РФ по вопросам религиозных объединений рассматривался проект Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» и Федеральный закон «О некоммерческих организациях» в части совершенствования контроля за деятельностью религиозных организаций”, разработанный Минюстом России на основании поручения Президента РФ от 22 мая 2014 г. Пр-1139.

Текст законопроекта прокомментировала игумения Ксения (Чернега), руководитель Юридической службы Московской Патриархии.

Законопроект изменяет порядок контроля органов юстиции за деятельностью религиозных организаций.

В настоящее время такой контроль осуществляется в порядке, предусмотренном ст. 32 Закона о НКО, к содержанию которой у представителей традиционных конфессий имеется немало вопросов. В частности, органам юстиции предоставлено право запрашивать любые распорядительные документы религиозных организаций (в том числе внутренние документы, определяющие особенности их иерархической и институционной структуры). Кроме того, указанная  статья позволяет представителям органов юстиции участвовать в любых мероприятиях, проводимых религиозными организациями. При этом речь идет именно об “участии” (а не “присутствии”) госслужащих на указанных мероприятиях. В Минюсте России данную норму толкуют как позволяющую сотрудникам органов юстиции участвовать в заседаниях органов управления религиозных организаций разного уровня, - таких как, например,  приходской совет прихода. Понятно, что подобные положения ст. 32 Закона о НКО противоречат принципу невмешательства государства во внутренние вопросы деятельности религиозных объединений.

Но самое главное, -ст. 32 Закона о НКО обязывает религиозные организации, имеющие в течение года поступления в размере от 3-х млн. руб., сдавать в органы юстиции отчеты, в которых указывается общая сумма средств религиозной организации, израсходованных за год, а также сведения  о деятельности религиозной организации, о персональном составе ее руководящих органов, о целях расходования денежных средств и использования иного имущества.

В результате подавляющее большинство религиозных организаций сдают отчеты в органы юстиции, а последние вправе проверять и иным образом контролировать финансово-хозяйственную деятельность религиозных организаций путем запроса первичной финансовой документации, проведения проверок.

Такое положение дел  идет вразрез с базовыми положениями Закона о свободе совести, который  не наделяет органы юстиции правом контролировать финансово-хозяйственную деятельность религиозных организаций.

Отчетность религиозных организаций перед органами юстиции в части  расходования пожертвований верующих вызывает у них непонимание.

Кроме того, в сельских приходах Русской Православной Церкви функции главного бухгалтера выполняют, как правило, настоятели либо члены сельских приходских общин, не имеющие специального образования. Отчетность перед органами юстиции в части расходования денежных средств и использования иного имущества является для таких приходов непосильным бременем, в  связи с чем поступает много жалоб.

Законопроект изменяет существующий порядок контроля.

Во-первых, религиозные организации выводятся из-под действия ст. 32 Закона о НКО. Порядок контроля за их деятельностью будет определяться профильным для религиозных организаций  Законом о свободе совести. Это значит, что порядок контроля за деятельностью религиозных организаций будет особым, не тождественным тому, который предусмотрен для прочих НКО- общественных объединений, фондов, учреждений, АНО и т.д. Надо сказать, что на сегодняшний день действие ст. 32 Закона о НКО не распространяется на  государственные компании, бюджетные и казенные учреждения, государственные корпорации, на объединения работодателей, торгово-промышленные палаты. Поэтому религиозные организации, в этом плане, не будут “первопроходцами”.

Во-вторых, отчеты в органы юстиции будут сдавать только те религиозные организации, которые финансируются из зарубежных источников. Остальные религиозные организации будут направлять в органы юстиции заявление с указанием на отсутствие зарубежных источников финансирования.

В-третьих, возможности органов юстиции по проверке финансово-хозяйственной деятельности религиозных организаций будут ограничены. Такая проверка будет проводится только в случае, если религиозная организация имела поступления денежных средств и иного имущества от международных и иностранных организаций, от иностранных граждан и лиц без гражданства и (или) в случае, если от государственных органов, органов местного самоуправления поступила информация о нарушении религиозной организацией законодательства Российской Федерации в сфере ее деятельности и (или)
о наличии в ее деятельности признаков экстремизма (терроризма). 

Вместе с тем, отдельные положения законопроекта вызывают вопросы и нуждаются в доработке. Так, законопроект предусматривает  полномочия Росфинмониторинга  и ФНС по проверке соответствия расходования денежных средств религиозных организаций их уставным целям. Указанные органы , по запросам органов юстиции, должны предоставлять последним соответствующую информацию по результатам таких проверок. Данная норма , как полагаю, идет вразрез с концепцией законопроекта, поскольку   позволяет органам юстиции косвенно (при посредстве Росфинмониторинга и ФНС) контролировать финансово-хозяйственную деятельность религиозных организаций.

Календарь

Информация от СИНФО