МОСКОВСКАЯ ЕПАРХИЯ г. Москва
Русская Православная Церковь
Адрес: 119034 Россия, г. Москва, Чистый пер., д. 5 (ст. м. «Кропоткинская»).
E-mail: mos@patriarchia.ru (редакция); mge@patriarchia.ru (канцелярия).
Тел.: +7 (495) 637-23-40. Факс: +7 (495) 637-25-04.

Карта

Храм на пустыре. Как строится первый в столице храм в честь Сретения Господня

Строительство нового храма сопряжено со многими трудностями. Как научиться их преодолевать, не потеряв душевных сил, рассказывает настоятель строящегося храма Сретения Господня в Жулебино протоиерей Димитрий Арзуманов.

— Отец Димитрий, расскажите, пожалуйста, с чего началось строительство нового храма в честь Сретения Господня?

— Мы находимся в храме праведного Иоанна Кронштадтского. Когда здесь возводили эту маленькую деревянную церковь, район был поменьше, да и построили то, что тогда могли построить. Но потом стало очевидно, что одного храма недостаточно, учитывая, что в воскресные и праздничные дни мы служим две Литургии, вывешиваем во двор храма колонки, но все равно в храме «яблоку негде упасть». Множество людей, наших потенциальных прихожан, для того, чтобы посетить храм, вынуждены уезжать в центр города, где храмы пусты.

Совершенно очевидно, что на такой большой район одного маленького деревянного храма мало. Строительство нового храма начиналось непросто. Ведь начало любого строительства в Москве сопряжено с колоссальными трудностями. То место, на котором сейчас практически возведен храм, долгое время было пустырем, поросшим бурьяном. Эта территория всегда была проблемной. И еще до меня вставал вопрос о том, чтобы построить на ней храм побольше. Но все попытки упирались в «бюрократические стены», и затею пришлось отложить.

Где-то к 2007-2009 годам на эту территорию стали претендовать несколько разных организаций, как религиозных (не православных), так и коммерческих. Это не устраивало ни жителей Жулебино, ни нас. К тому моменту мы были уже давно готовы начать строительство, добивались разрешения: подавали различные заявки, письма, прошения. Я встречался с людьми, от которых это зависело, но, конечно, получал отказ. Причем некоторые отказы были просто смешными. Я писал прошения в мэрию Москвы, и в ответ за подписью близких к мэру должностных лиц приходили такие ответы: «Территория, которую предполагается занять под строительство, является природоохранной зоной, на которой произрастает 70 пород ценных деревьев». Напомню, что речь шла о безобразном пустыре.

После многочисленных отказов пришлось поступить по-другому. Мы встретились с главой администрации нашего района, подробно описали ему наше положение, он довел это до сведения префекта. И тот дал нам понять, что «закроет глаза» на строительство без оформления земли в собственность. С этим мы пошли к владыке Арсению (митрополиту Истринскому — ред.) и рассказали ему все, как есть. И он благословил нас на строительство. Мы вырыли котлован, сделали нулевой цикл, поднялись на несколько метров из земли. А если учитывать, что нулевой этаж находится на отметке «минус 8 метров», то можно считать, что была проделана большая работа. Над нижним этажом будет расположен цокольный, в котором будут действовать крестильный храм и большой конференц-зал.

Мы «поднимались из земли» с большим энтузиазмом, но и с большими проблемами. И как раз в этот момент нам поступило предложение вступить в Программу строительства новых храмов в Москве. Правда, в рамках этой Программы строятся небольшие модульные храмы, а наш проект рассчитан на 1000 человек (и недавно, кстати, получил гран-при на конкурсе в Ереване и в Нью-Йорке). Так вот, нам предложили вступить в Программу и пообещали помочь в оформлении земли, на что мы с радостью согласились. Все строительство к тому моменту велось на пожертвования наших прихожан и благотворителей, в этом смысле мы привыкли рассчитывать на свои силы и помощь Божию, но основная проблема заключалась в оформлении земли. Вступив в Программу, мы, конечно, не пожалели. Нам оформили землю, а о большем мы и не мечтали, к тому же личное знакомство с Владимиром Иосифовичем Ресиным принесло свои плоды.

— Много ли людей окормляется на Вашем приходе, и какое участие они принимают в строительстве нового храма?

— Любой приход исчисляется количеством людей, пришедших на Пасху. В этом году у нас причащалось около 800 человек — это реальное количество наших прихожан. Остальные люди — это наши захожане. Конечно, с открытием нового храма приход прирастет, потому что люди перестанут уезжать на богослужения в центр города.

Все наши прихожане очень активно участвуют в строительстве храма Сретения Господня. Все жертвуют по мере возможности, этот процесс не прекращается и ручеек потихоньку струится. Набираются определенные суммы, мы их тратим на строительство, но сейчас даже трудно сказать, каким образом все это происходит, ясно одно: Господь посылает. Это удивительно, ведь время-то тяжелое, но, тем не менее, стройка не останавливается. Конечно, все можно сделать дешевле и быстрее, отрапортовать Святейшему Патриарху о том, что все выполнено в кратчайшие сроки, но мы решили все делать основательно, на века.

— Правда ли, что священник, возводящий храм, должен быть не только «духовным стержнем», но и архитектором, прорабом и разнорабочим?

— Это так. Но все-таки нужно не стесняться признать свою немощь или неполную некомпетентность. Ведь руководитель большого предприятия не должен быть специалистом во всех сферах его деятельности. Не надо бояться того, что появляются люди, которые в чем-то разбираются лучше, чем ты. Нужно доверять. Вот, допустим, у меня есть помощник отец Олег Крылов, наш протодиакон. Он по специальности инженер-конструктор, закончил институт им. Баумана. Отец Олег проверяет все чертежи. И если бы не он, то, конечно, было бы много проблем, ведь мы не раз обнаруживали в чертежах ошибки конструкторов и проектировщиков, которые могли бы привести даже к обрушению здания. В документации мне тоже трудно разобраться самому, поэтому мне в этих вопросах помогает наша староста Алина Эдуардовна Нараевская. Видите, у меня очень хорошие помощники.

— Расскажите, пожалуйста, о социальной жизни Вашего прихода. Какие направления наиболее развиты?

— У нас много чего есть: миссионерская работа, социальная служба. У нас потрясающая воскресная школа.

— Знаю, что на приходе работает хоровая студия.

— Да, но это не просто студия. Она работает по программе семилетней музыкальной школы с уклоном на хоровое пение. Детям преподаются сольфеджио, музыкальная литература, фортепиано. На занятиях по хору преподается и академическое пение, и церковный обиход.

Работает воскресная школа для взрослых. В детской — много различных кружков помимо церковных дисциплин. На каникулы дети ездят в паломнические и спортивные поездки. Помимо того, что они здесь, в округе, изъездили и исплавали все речки, покорили все близлежащие вершины, они побывали в Сан-Франциско у мощей святителя Иоанна Шанхайского, были в Сербии, Грузии… Занимается детьми отец Сергий Сиротин, молодой многодетный священник. Он очень активный и придумывает всегда что-то интересное: то они соберутся ехать на велосипедах, то на дельтапланах, катамаранах. У меня бы на это уже не хватило сил.

— Сталкивались ли Вы с недовольством со стороны жителей района по поводу возведения нового храма?

— Особых противников у нас не было, нам в этом смысле повезло. Но всегда важно грамотно вести диалог с теми, кто против строительства храмов. Я был на нескольких общественных слушаниях, и в качестве оппонента выступает всегда одна и та же группа людей. Священнику нужно не вовлекаться в эту истерию, а спокойно объяснить преимущества строительства новых храмов. Почему это полезно и нужно, почему это красиво, почему это гораздо лучше, чем стоянка, клуб или торговый центр. Например, я задаю вопрос: какой процент присутствующих на собрании сможет купить своим детям абонемент в спортивный клуб, который могут построить вместо храма? Рук поднимается немного. Или кто купит себе машиноместо на новой парковке по цене квартиры в Подмосковье? Словом, нужно аргументировано объяснить, почему храм во всех отношениях лучше. Главное, делать это спокойно, не заводиться, не разговаривать в стиле «сам дурак». Все проблемы в общении с противниками строительства начинаются с того, что священник не сумел совладать со своими эмоциями.

— Остается ли у священника, отдающего всего себя служению Богу и людям, время на себя и свою семью? Вы — отец девятерых детей…

— Ой, да нет, конечно. Во всяком случае, времени на семью остается очень и очень мало. Есть радости белого духовенства — это матушка, близкий человек, это дети, пребывание в любви к которым — большая радость. Но вообще для настоятеля, наместника, руководителя хорошо бы быть монашествующим. Потому что у монаха никого, кроме Бога нет. А так стараешься как можно больше сделать в храме, потом спешишь домой, потому что там тоже огромное количество дел. Но это все размышления, нужно делать ту работу, на которую ты поставлен.

— Почему новый храм посвящен празднику Сретения Господня?

— Когда мы задумывали возводить храм, решили посвятить его Всем русским святым. Я очень почитаю святителя Афанасия (Сахарова), составителя знаменитой одноименной церковной службы, поэтому возникла такая идея. Но поскольку все складывалось очень трудно и долго, городские власти не давали нам разрешения на строительство, и когда мы, наконец, пришли к владыке за благословением, он нам сообщил, что пока мы собирались, в Новокосино уже строится храм в честь Всех святых, в земле Российской просиявших. Мы огорчились, но владыка подсказал, что надо строить храм с престолом, которого больше нет во всей Москве, например, в честь праздника Сретения Господня. В результате, благодаря владыке Арсению, наш храм — единственный во всей Москве, который посвящен этому празднику.

— Что Вы могли бы посоветовать священникам, которым предстоит браться за строительство храма?

— Надо рассчитать свои силы. Я перед тем, как начать строительство, искал какого-то духовного подкрепления. В то время в Скопине жила схимонахиня Феодосия, очень благочестивой жизни человек, подвижница. Я часто передавал ей поклоны, какие-то посылочки и решил спросить ее мнения по поводу того, нужно ли мне браться за строительство храма или нет. Она ответила мне так, как мог ответить только духовный человек. Она не сказала: «Строй!» или «Не строй!», это выглядело бы несколько мистически. Она рассудила так: «Батюшка, если у Вас есть здоровье и если Вы найдете жертвователей на это, тогда стройте». Вот таким советом могу поделиться с братией, которой еще только предстоит зачинать строительство. Нужно здоровье, душевные силы и жертвователи хотя бы на первый этап, а там уже, как я знаю по своему опыту, Господь Сам посылает.

***

Сретенский храм возводится в рамках Программы строительства новых православных храмов в Москве. Рассчитан на 1000 человек. Рядом со строящимся храмом действует деревянная церковь святого праведного Иоанна Кронштадтского.

Сайт храма: www.pravoslavie-zhulebino.ru.

Беседовала Елена Варова

Фото: Олег Варов

Московская городская епархия

Календарь

Информация от СИНФО